вторник, 17 апреля 2018 г.

Обучение со злым умыслом Зачем учат вести блоги

Обучение со злым умыслом. Зачем учат вести блоги
----------------------------




Давно была хорошая статья на эту тему. Вновь перечитываю. Сохранил. На сайте она стёрта (
Русский Журнал / Вне рубрик / Сумерки просвещения
russ.ru/ist_sovr/sumerki/20010122_poddjak.html

Обучение со злым умыслом

Александр Поддьяков
Дата публикации:  22 Января 2001
.
Старшие дошкольники, посещающие разновозрастную группу детского сада, учат более младших детей проигрышным стратегиям настольной игры. На следующий год повзрослевшие жертвы обучения повторяют то же самое с новыми младшими, и эта ситуация воспроизводится в течение нескольких лет (этакая мини-дедовщина). Первоклашка не говорит заболевшему другу домашнее задание по телефону, потому что ему очень хочется выглядеть в глазах учительницы более старательным, чем соученики. А преподаватели в свою очередь скрывают друг от друга информацию о новых эффективных или просто модных методах обучения. В классической и почтенной, казалось бы, ситуации традиционного вузовского обучения лекторы намеренно скрывают известные им (и описанные в литературе) эффективные методы разработки промышленного оборудования.
Не отражают ли эти примеры некую новую тенденцию развития современного образования в стране?
Создается впечатление, что сейчас растут отнюдь не только возможности для обучения (хотя, конечно, появляется много новых учебных заведений, разнообразных учебных программ и курсов). Одновременно растет и противодействие попыткам людей учиться, помехи их стремлению приобретать опыт в новых перспективных областях. Специалисты, эксперты отказываются во многих случаях передавать свой опыт поколению преемников. (Хорошо, если просто отказываются, - кое-кто может и дезинформировать, научить под видом помощи бесполезному или вредному.) Люди боятся потенциальных конкурентов и стремятся обезопасить себя.
Один из эффективных способов - обезвредить будущего соперника еще на стадии его обучения. Недаром председатель Российского психологического общества Е.А.Климов, один из крупнейших специалистов в стране в области образования, много лет возглавлявший факультет психологии МГУ, заявил следующее: "В настоящее время в стране идет
мощное возрождение средневековых традиций утаивания секретов профессионального мастерства. Масштабы этого явления таковы, что оно уже может начать угрожать воспроизводству профессиональной культуры" [Климов, 1998].
.
Разумеется, необходимость сокрытия информации от конкурента и его дезинформация - не новость. Новостью представляется то, что светлая, по определению, ситуация обучения (просвещающая, несущая свет) каким-то дьявольским образом обращается в свою темную противоположность. Одно дело - дезинформация жестких и беспощадных конкурентов, ничего другого они и не заслуживают (не вы их, так они вас). Но ведь то же самое проделывается и по отношению к детям! Некоторые частные преподаватели намеренно занижают оценку пришедшему к ним на первое занятие новичку, а затем искусственно затягивают процесс обучения, чтобы получить больше денег за большее число занятий. Школьные (не частные!) учителя намеренно преподают свой предмет так, чтобы возникла настоятельная необходимость прийти к ним и на дополнительные занятия. Ведь факультатив считается дополнительной образовательной услугой, которая должна быть оплачена родителями. (Можем ли мы строго судить учителей за это? По оплате и труд.)
.

Анализируя в целом весь комплекс ситуаций противодействия обучению, можно выделить три их основных типа:


  • 1) препятствование тому, чтобы другие люди приобрели те или иные знания, умения, навыки;

  • 2) обучение других людей тому, что противоречит их желаниям, намерениям, интересам;

  • 3) использование процесса и результатов успешного обучения других людей в целях, противоречащих их желаниям, намерениям и интересам.
Последний тип не вполне очевиден, поэтому проиллюстрируем его примером. Зарубежная фирма предложила Государственному научному центру РФ "Физико-энергетический институт" бесплатно обучить его сотрудников технологии некоторых расчетов для атомных электростанций. Юридическая экспертиза выявила, что в случае, если предложение фирмы будет принято, она может, пользуясь правом интеллектуальной собственности, наложить вето на любую международную сделку института, в которой использовалась эта технология [Коновалова, Коновалов, 1998]. Тем самым обучение оказывается средством противодействия развитию, средством закабаления конкурента.
Еще раз подчеркнем, что дезинформация и активное противодействие конкуренту в бизнесе и политике - это факт, который широко известен общественности, а также осмыслен и исследуется наукой (различными теориями конфликта, концепциями информационных войн и т.д.). Но использование ситуации обучения для нанесения ущерба обучаемому не просто не ассимилировано, а практически даже не замечено ни педагогикой, ни конфликтологией. Раскройте любой учебник по педагогике или педагогической психологии, в котором есть раздел "Конфликт". (Еще недавно таких разделов не было вообще.) Вы найдете в нем описание разных конфликтов: учеников между собой, преподавателей с "трудными учениками", самих преподавателей друг с другом. (Обычно последний тип конфликта отражает "борьбу лучшего с хорошим" - например, борьбу педагога-новатора с добросовестным, но консервативным пожилым коллегой.) Единственное, что вы не найдете в этом учебнике, - это описания конфликтов, в которых сами преподаватели (или третьи лица) пытаются торпедировать процесс обучения и затормозить развитие учащихся. Это кажется невозможным? Это кажется очернительством и оскорблением светлой педагогической действительности?
Но ведь именно так обстоит дело с самими учебниками конфликтологии, авторов которых трудно заподозрить в намеренной лакировке проблем. Если (если!) в этих книгах есть раздел "Конфликты в области образования", то в них вы тоже не найдете ни описания, ни анализа таких конфликтов. Более того, еще недавно, в советское время, утверждалось, что в конфликтах в области образования цели преподавателя исключают достижение его личной выгоды [Дружинин В.В. и др., 1989, с.264]. (Речь, правда, шла только о преподавателях-бюрократах. Но сейчас уже очевидно, что бюрократизм часто является средством достижения узкоэгоистических интересов: орудием целенаправленного нанесения ущерба жертве бюрократической волокиты и извлечения выгоды из возникшей ситуации.)
Подведем итоги. Ни общественность, ни ученые (педагоги и конфликтологи) не имеют не то что точных, а вообще сколько-нибудь развитых представлений о проблеме противодействия учащимся со стороны преподавателей или третьих лиц. (Характерно, однако, что те или иные примеры подобных ситуаций практически каждый из нас вспомнит без труда - информация о них хранится у нас в памяти.) Своей целью я ставлю помочь читателям Русского Журнала в понимании противодействия. Я надеюсь помочь (а не помешать) им осмыслить эти ситуации, узнавать их в повседневной жизни и, по возможности, научиться избегать связанного с ними ущерба. В следующей статье я собираюсь рассказать, откуда обычный человек черпает представления о помощи и противодействии обучению конкурента.

Комментариев нет:

Отправить комментарий